Мобильный логотип Юридический блог Альберта Садыкова

Профессиональный перевод законов с юридического языка на русский и жизнь юриста, как она есть

Дедлок в непубличной корпорации: разрешить, преодолеть, предупредить

В последнее время корпоративное законодательство активно развивается. Это влечет за собой детализацию норм и институтов, посвященных корпоративным отношениям. Не обходится без издержек. Правила постоянно уточняются и усложняются. И то, что работало еще вчера, сегодня дает сбои. Одна из проблем корпоративного законодательства — регулирование преодоления дедлоков.

Это одна из разновидностей корпоративного конфликта.

дедлок как разновидность корпоративного конфликта

Дедлок (от англ. «deadlock» — тупик, безвыходная ситуация) — возникшая в компании проблемная ситуация, которая не может быть разрешена большинством голосов. Чаще всего возникают между участниками непубличных корпораций, в первую очередь в ООО.

В корпорации может быть два участника с долями 50 на 50. Или три по 1/3, или четыре по ¼ и т. д. Эти участники, к примеру, не могут избрать директора, голоса разделяются поровну. Договориться между собой не получается, на уступки ни одна из сторон идти не желает.

В практике арбитражных судов подобных примеров множество.

Механизмов для преодоления таких ситуаций действующее законодательство предусматривает крайне мало. Реализация тех, что есть, сопряжена со множеством проблем.

Среди участников корпораций наиболее популярным средством получения контроля над обществом являлся до поры до времени институт исключения участника из ООО. Такая возможность закреплена в ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»:

«Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет». 


С недавних пор институт исключения участника может использоваться в отношении непубличных АО и хозяйственных товариществ.

Абзац 4 пункта 1 статьи 67 ГК РФ

«Участник хозяйственного товарищества или общества наряду с правами, предусмотренными для участников корпораций пунктом 1 статьи 65.2 настоящего Кодекса, также вправе требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных акционерных обществ) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества».


Вроде бы исключаться должен участник, из-за которого деятельность корпорации «встала». На деле норма позволяет избавляться от неугодного (или неудобного) участника. Возникли злоупотребления. Возникли из-за того, что определить первоначального нарушителя бывает просто невозможно, а другая сторона сама начинает совершать неправомерные действия (бездействие).

На это обратила внимание Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ.

Позиция Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ

Речь идет об Определении ВС РФ от 08.10.2014 г. № 306-ЭС14-14 по делу № А06-2044/2013.
Суть дела: М. Д.А. обратился с иском об исключении из общества К. О.А. Последний подал встречный иск об исключении М. Д. А.

До того, как дело попало в ВС РФ, события развивались следующим образом:

  • первая инстанция удовлетворила иск М. Д. А.;
  • апелляция отменила решение и отказала в удовлетворении обоих исков;
  • кассация поддержала первую инстанцию, отменив постановление суда апелляционной инстанции.

Верховный суд РФ с кассацией не согласился и ее постановление отменил. Почему отменил, сейчас и будем разбираться.

Идею исключения одного из участников из общества при возникновении непреодолимых разногласий по поводу управления корпорацией ВС РФ оценил скептически.

Еще до изменений в ГК РФ в ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» было предусмотрено право участника требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Возможность предусмотрена, но в законе отсутствуют критерии оценки действий (бездействий), как неправомерных и затрудняющих или делающих невозможной деятельность общества.

Может они есть в судебной практике?

Да, кое-что имеется.

Подпункты «б», «в» пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90, Пленума ВАС РФ N 14 от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»

«б) под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников;

в) при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий».

Не так уж и много. В пп. «б» только один критерий, в пп. «в» общие положения о степени вины и негативных последствиях.

Вот и получается, что оценка действий участников корпорации, степень вины и т.д. устанавливаются судом отдельно в каждом конкретном случае. На что и указала Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ.

Из Определения ВС РФ  от 08.10.2014 г. № 306-ЭС14-14

«При этом следует отметить, что критерии оценки, определяющие, кто должен остаться участником, а кто должен быть исключен, указанной нормой и разъяснениями не предусмотрены. В каждом конкретном случае это является исключительным правом и обязанностью суда».

Иными словами, формально возможность исключить одного из участников и разрешить тем самым возникший корпоративный конфликт имеется. Но каждая ситуация требует очень широкого усмотрения суда. Установить «кто виноват?» из участников на практике очень сложно.

Даже виновное нарушение участником корпорации своих обязанностей, повлекшее для общества негативные последствия не является достаточным основанием для исключения его из ООО. Исключение при соотношении долей 50 на 50 возможно, при соблюдении двух условий:

  1. нарушение является очень грубым и носит вопиющий характер;
  2. не были допущены злоупотребления другой стороной конфликта (принцип «чистых рук»).

Но мало кто действует напролом, открыто нарушая подряд все правила и обязательства.  Нет, все делается гораздо хитрее и осторожнее.

Почему виновное нарушение не может являться достаточным основанием для исключения?

Равные доли дают участникам возможность одинаковые возможности оказывать влияние на деятельность общества. В ходе развития конфликта обе его стороны начинают вести себя примерно одинаково. Оба участника начинают совершать, как действия недобросовестного характера (вывод активов, например), так и законного (требование о предоставлении информации, созыв собрания участников и т.д.).

При этом каждая сторона пеняет другой на ее недобросовестные действия, а о своих злоупотреблениях скромно умалчивает. В суде выясняется, что принцип «чистых рук» истцом не соблюдался.

Даже при установлении того, «кто первый начал», исключать именно его в такой ситуации было бы странно. Ведь при дальнейшем развитии конфликта и другая его сторона начала вести себя подобным образом, совершая неправомерные действия.

Все действия участников в ходе конфликта — и правомерные, и неправомерные, — лишь следствия. А причина? Пожалуйста...

Из Определения ВС РФ от 08.10.2014 г. № 306-ЭС-14-14

«...нормальной хозяйственной деятельности общества препятствуют равнозначные взаимные претензии его участников, что свидетельствует о ярко выраженном конфликте интересов в управлении обществом.

...действительной причиной обращения в суд с взаимными требованиями об исключении из общества является утрата участниками единой цели при осуществлении хозяйственной деятельности и желание за счет интересов другого участника разрешить внутрикорпоративный конфликт, а не действия (бездействия) последних по причинению вреда обществу». 

И все же утрата единой цели между участниками не причина, а намек на причину. Единая цель утрачивается из-за расхождения воззрений участников, в частности, на следующие вещи:

  • критерии эффективности управления обществом;
  • общий подход к методам управления;
  • оценка путей экономического развития общества;
  • способы улучшения финансового состояния общества

(Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 14.10.2014 по делу N А72-16447/2013).

В конечном итоге суд для разрешения корпоративного конфликта путем исключения одного из участников должен все это изучить и оценить экономические аспекты работы компании.

Внешне иск подает один из участников на основании неправомерных действий другого участника, а последний подает встречный иск, обосновывая неправомерные действия первого. Для исключения одного из них суд в итоге вынужден рассматривать не вопросы права, а коммерческие разногласия между участниками и анализировать экономическую целесообразность действий каждого из них.

Зачем возлагать на суд такую обязанность, если на деле целью каждого из участников является решение возникшей проблемы за счет интересов другого участника и в ущерб им, а слова о причинении вреда обществу лишь предлог для обращения с иском в суд?

Чтобы избежать такой ситуации, коллегия ВС РФ высказала следующую позицию.

Из Определения ВС РФ от 08.10.2014 г. № 306-ЭС-14-14

«В ситуации, когда уровень недоверия между участниками общества, владеющими равными его долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с соответствующими правовыми последствиями, предусмотренными Законом об обществах с ограниченной ответственностью и учредительными документами общества».

Теперь по-русски.

Два участника владеют равными долями общества. Между участниками возник корпоративный конфликт. В ходе его эскалации участники пришли к некому среднему поведению, которое нельзя в полной мере назвать полностью неправомерным... но и нельзя назвать полностью законным!

В этой ситуации применение такой меры, как исключение участника из ООО, нецелесообразно.

Целесообразно предоставить участникам возможность разрешить конфликт самим:

  • через принятие участниками решения о ликвидации общества;
  • через принятие одним из участников решения о выходе из общества.

Для кого именно «целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений» осталось в умолчаниях.

Вроде бы целесообразность относится к самим участникам. Сами кашу заварили, сами и расхлебывайте.

С другой стороны, целесообразно также для самого ВС РФ и нижестоящих судов. Они оказываются избавлены от вала исков, рассмотрение которых вынуждает рассматривать и разрешать не вопросы права, а возникшие между участниками разногласия сугубо экономического и управленческого характера.

Что сказано в Постановлении Пленума ВС РФ № 25

Одним из способов разрешения корпоративного конфликта коллегия ВС РФ в Определении № 306-ЭС-14-14 указала принятие участниками решения о ликвидации общества. Поскольку доли участников равны, такое решение вполне может провалиться.

ГК РФ предусматривает возможность ликвидации общества по иску одного из участников юридического лица.

Подпункт 5 пункта 3 статьи 61 ГК РФ

«Юридическое лицо может быть ликвидировано по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется».

Пленум ВС РФ в п. 29 Постановления от 23.06.2015 г. № 25 указал, что требование о ликвидации может быть удовлетворено и в случае корпоративного конфликта.

Из Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25 (п. 29)

«Равным образом удовлетворение названного требования возможно в случае длительного корпоративного конфликта, в ходе которого существенные злоупотребления допускались всеми участниками хозяйственного товарищества или общества, вследствие чего существенно затрудняется его деятельность.

Ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для разрешения корпоративного конфликта и устранения препятствий для продолжения деятельности юридического лица (исключение участника юридического лица, добровольный выход участника из состава участников юридического лица, избрание нового лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа и т.д.) исчерпаны или их применение невозможно».

Ситуация именно та, которая нами рассматривается. Обе стороны в ходе конфликта допускают наряду с правомерными действиями различные злоупотребления. Однозначно определить правую сторону затруднительно или невозможно.

Ликвидация возможна только при условии, что не дали результата иные меры урегулирования конфликта. А среди них названо исключение участника юридического лица.

Т.е. перед тем, как идти в суд с иском о ликвидации, нужно будет сперва попытаться исключить из общества одного из участников?

Теоретически, не всегда. Как повернется практика, говорить еще рано.

Если нарушение, допущенное одним из участников, единичное, носит грубый и  вопиющий характер, а другой участник вел себя добросовестно, все ясно. Нужно попытаться через суд добиться его исключения. Только если не получится — требовать в судебном порядке ликвидации.

Возможны нюансы.

Между требованием об исключении участника и требованием о ликвидации общества могут быть предприняты иные меры для разрешения конфликта. Нужно же будет подтвердить, что все они исчерпаны.

В неочевидных ситуациях, когда определить «кто прав?» и «кто виноват?» сложно или невозможно, в теории можно обойтись без иска об исключении участника. Но тогда иск о ликвидации должен содержать обоснование невозможности применения такой меры.

Суть обоснования в нескольких словах: все равно будет отказ, поскольку позиция ни одного из участников общества «не является заведомо неправомерной». Это по смыслу Определения ВС РФ №  306-ЭС-14-14. В умолчаниях осталось «равно как и не является полностью правомерной».

И далее перечитываем п. 29 Постановления Пленума ВС РФ № 25:  «Равным образом удовлетворение названного требования возможно в случае длительного корпоративного конфликта, в ходе которого СУЩЕСТВЕННЫЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ допускались ВСЕМИ участниками...»

Если я как участник подаю иск о ликвидации, тем самым расписываюсь под своими злоупотреблениями.  Злоупотребления другого участника еще должен доказать. Но с учетом характера рассматриваемой ситуации недостатка в соответствующих доказательствах испытывать не буду.

Вопрос доказывания об исчерпании всех иных возможных средств для «расшивки» дедлока нуждается в детальной проработке.

предупреждение делока

Предупреждение проблемы

Когда конфликт уже возник, а заранее средств его преодоления предусмотрено не было, то указанные ниже способы не подойдут. Как говорится поздно пить Боржоми...

Чтобы снизить риск длительного течения корпоративного конфликта и судебные тяжбы, нужно заранее предвидеть такую ситуацию.

Ситуация распространенная — при создании бизнеса партнеры были заодно, а в процессе ведения бизнеса мнения касательно методов управления компанией разошлись. Конфликт может длиться очень долго, деятельность «встает».

Разумнее заранее предвидеть такую ситуацию и предусмотреть механизм управления обществом на случай дедлока.

Вот и первый вариант, на который уже указывалось в судебной практике.

При создании юридического лица заранее в уставе предусмотреть возможности управления общества в случае несогласия одного из участников общества с позицией другого участника. Если это не сделано, то суд может указать примерно следующее: невозможность принятия решения явилась следствием действий самих участников общества, которые при его создании утвердили устав общества, и самостоятельно определили механизм управления обществом, не предусмотрев при этом возможности управления общества в случае несогласия одного из участников общества с позицией другого участника (см. например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.12.2014 N Ф05-11321/2014 по делу N А40-166075/13).

Другой вариант — предусмотреть порядок управления корпорацией в случае вознкновения дедлока в корпоративном договоре (также в акционерном соглашении для непубличных АО, договоре об осуществлении прав участника общества для ООО).

И в том, и в другом случае необходимо описать дедлок, придать ему осязаемые черты. Нужно это для того, чтобы понять — пора принимать меры для разрешения тупиковой ситуации.

Что такое дедлок? Об этом в науке гражданского права спорят до сих пор. Но здесь мы рассматриваем практическую сторону. Поэтому для участников корпорации дедлоком будет являться то, что они сами вложили в это понятие. Через устав или корпоративный договор.

Третий вариант появился 1 июня 2015 года с введением в числе прочего конструкции опциона на заключение договора.

Применительно к дедлоку используется схема опцион «пут» — опцион на продажу.
Участник общества по опциону получает право в будущем заключить договор о продаже акций общества или долей в уставном капитале по заранее установленной цене в случае возникновения  непреодолимых разногласий по вопросам управления компанией.

Схема выхода гораздо удобнее, чем добровольный выход без применения опционной конструкции. Не говоря уже о таком способе разрешения дедклока, как выкуп доли одного из участников под надзором суда. Этот способ предполагает предъявление одним из участников в суд с требованием о принудительном выкупе доли другого участника. У этого способа много проблем, одна из них: кто у кого будет выкупать долю и по какой цене? Решается с помощью проведения аукциона — выкупает тот, кто предложит более высокую цену.

Преимущество использования опциона заключается в гарантированном продажи доли по адекватной, а не заниженной или завышенной цене.

На блоге у меня есть отдельная статья о возможностях использования опционов, в том числе и в корпоративных отношениях.

Но опцион может и не сработать. Потому что участник получает ПРАВО заключить договор. Захочет выйти из компании — реализует свое право на заключение договора. Нет — никто обязать не может. Причины такого поведения находятся за плоскостью права.

Объемная получилась статья. Но это правильно, поскольку на блоге новых статей не появлялось уже полторы недели. Дело в том, что на меня неожиданно свалился один проект и все силы уходят на него. Поэтому в ближайший месяц статьи будут выходить реже, скорее всего по одной в неделю.

Также читателей моего блога в скором будущем ждет очень интересный бонус, касающийся изменений общей части обязательственного права. Если не хотите пропустить, то подпишитесь на обновления блога.

С уважением, Альберт Садыков


Получай актуальные материалы по праву на свой e-mail
* Нажимая на кнопку "Подписаться", я даю согласие на рассылку и принимаю Политику конфиденциальности.
Ваши данные не разглашаются и не передаются третьим лицам для коммерческого и некоммерческого использования



правила комментирования

Комментарии WordPress
Комментарии VK, Facebook, Twitter