Мобильный логотип Юридический блог Альберта Садыкова

Профессиональный перевод законов с юридического языка на русский и жизнь юриста, как она есть

Защита прав кредитора: нововведения и перспективы

В предпринимательской деятельности защита прав кредитора является одной из актуальных проблем. Спросите юриста любой компании — как часто удавалось вернуть деньги с недобросовестного должника? Именно вернуть деньги, а не просто получить судебное решение на руки. А получается это далеко не всегда.

Когда я пришел работать в юридическую службу предприятия мне передали несколько дел, по которым уже шло исполнительное производство. Они до меня уже лежали у приставов год, а потом при мне — еще год.

В итоге денег по ним мы так и не увидели.

ГК РФ на этот счет предусматривает несколько способов обеспечения исполнения обязательств. Но не о них речь. Поправки в общую часть обязательственного права затронули и проблему защиты прав кредитора. Ей посвящена новая статья 308.3 ГК РФ. Помимо нее в этой статье я расскажу и о совсем недавно введенном на уровне судебной практики, а теперь и в сам ГК, аналоге французского института под названием «астрент».Что это такое я расскажу ниже.

астрент

 Требование об исполнении в натуре

Новая статья 308.3 ГК РФ посвящена защите прав кредитора по обязательству. Если должник не будет исполнять обязательство, кредитор вправе требовать в судебном порядке исполнения обязательства в натуре.

Это означает реальное исполнение должником своего обязательства. Например, по договору поставки исполнением обязательства в натуре со стороны поставщика является поставка товара.

Присуждение к исполнению обязательства в натуре не является чем-то новым, оно и ранее было предусмотрено в ГК как способ защиты права (ст. 12). Теперь специальная норма есть в общих положениях об обязательствах.

О том, что новая норма является специальной, говорят сами формулировки соответствующих статей.

Статья 12 говорит о присуждении к исполнению обязанности в натуре, а статья 308.3 говорит об исполнении обязательства в натуре. «Обязанность» и «обязательство» не одно и то же. Обязанность может быть частью обязательства, а может вытекать из иных отношений, которые обязательственными не являются. Поэтому термин «присуждение к исполнению обязанности» более широкий, чем «присуждение к исполнению обязательства». Введенная ст. 308.3 конкретизирует универсальный способ защиты права применительно к обязательственным отношениям.

Новая норма содержит оговорку: кредитор может предъявить требование об исполнении обязательства в натуре, если другое последствие неисполнения должником обязательства не предусматривает сам ГК, иной закон или, внимание, договор. Теперь сторонам разрешается ограничивать их право на обращение в суд с иском об исполнении обязательства в натуре.

Это значит, что сторонами в договорном порядке может ограничиваться набор способов защиты. Ранее такого не допускалось. Теперь стороны в договоре могут согласовать иные последствия неисполнения должником обязательства. Это, в свою очередь, влечет за собой запрет в будущем предъявить иск о присуждении к исполнению должником обязательства в натуре.

В переводе на русский язык это означает, что кредитор не сможет через суд потребовать от должника исполнения договора согласно условиям его же самого.

Не слишком ли большая свобода договора и не приведет ли это к злоупотреблениям? Ведь все упирается в то, какое именно последствие предусмотрят стороны в договоре на случай неисполнения должником обязательства и насколько выгодным оно будет для кредитора.

Астрент

Та же ст. 308.3 ГК РФ предоставляет кредитору право заявить в суде требование о присуждении денежной суммы на случай неисполнения решения суда об исполнении обязательства в натуре. При этом сделана отсылка к п. 1 ст. 330 ГК РФ, т.е речь идет о неустойке.

Размер присуждаемой суммы определяет суд на основе принципов:

  • справедливости;
  • соразмерности;
  • недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Это и есть астрент (с фр. «astreinte») — взыскание денег за неисполнение судебного решения о понуждении к совершению определенных действий или, наоборот, воздержания от их совершения. Позаимствован институт из французского правопорядка. Иными словами, это штраф для недобросовестного должника, уклоняющегося от исполнения решения суда. Ну, с добросовестностью и недобросовестностью в гражданском праве отдельная история. Некоторые свои мысли об этом я изложил в предыдущей статье.

Но вернемся к астренту.

Примерно год назад этот механизм был введен на уровне судебной практики, когда 4 апреля 2014 года вышло Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (пункт 3).

Теперь он закреплен на законодательном уровне.

Считаю введение такого механизма очень полезным. Любой юрист знает, что получить судебное решение в свою пользу только полдела. Надо, чтобы оно было исполнено. И вот тут начинаются проблемы.

Если судебным решением ответчику предписано уплатить деньги, то оно еще более-менее исполнимо. Судебный пристав-исполнитель может наложить арест на банковские счета должника, арестовать и реализовать имущество. На сумму долга обычно начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами.

К сожалению зачастую и эти решения остаются неисполненными. В моей практике уже накопилось немало случаев, когда исполнительное производство оканчивали из-за невозможности исполнения. Мы, в свою очередь, эту дебиторскую задолженность просто списывали.

Проблем становится больше, когда ответчику судебным актом предписано совершить какое-либо действие или, наоборот, воздержаться от его совершения. Каких-то действенных мер воздействия на должника за неисполнение такого решения предусмотрено у нас в законодательстве до сих пор не было.

Именно об обеспечении исполнения таких решений было сперва принято Постановление Пленума ВАС РФ, а сейчас введена специальная норма в ГК. Суд по требованию кредитора на случай, если должник не будет исполнять решение суда об исполнении обязательства в натуре, присуждает неустойку. Размер, повторюсь, определяется судом, но уплачивается неустойка полностью в пользу истца (кредитора по обязательству).

Тут мы видим пример того, что на законодательном уровне закреплен подход, выработанный судебной практикой. А Постановление Пленума ВАС РФ, кстати, продолжает действовать.

Но ранее штраф начислялся только арбитражными судами, для которых указания Пленума ВАС РФ обязательны. Судами общей юрисдикции такой подход не применялся. Теперь же становится возможным повысить вероятность исполнения судебных решений через применение астрента и в отношении обычных физлиц. Этот вопрос, как и судьбу разъяснений данных Пленумом упраздненного ВАС РФ, должен решить Верховный Суд РФ.

Стоит помнить, что в ст. 308.3 речь идет о судебных актах, предписывающих должнику исполнить обязательство в натуре, т.е. совершить какое-то действие или, напротив, воздержаться от его совершения. К взысканию денежных средств ст. 308.3 неприменима. Там действует уже ст. 395 ГК РФ. Которую, кстати, тоже изменили.

Остается надеяться, что введенное очередное имущественное последствие не останется декларацией, наряду с исполнительским сбором, судебным и административным штрафами за неисполнение судебного акта.

Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

Кредиторы одного должника теперь могут заключать соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику. Это предусмотрено новой статьей 309.1 ГК РФ. Соглашение может устанавливать наряду с другими условиями очередность удовлетворения требований должников и непропорциональность распределения исполнения.

Обратите внимание, соглашение может заключаться только по однородным обязательствам. Однородные — это имеющие одинаковый предмет. Например, должник должен только деньги. Или только ценные бумаги. Или только муку. Продолжить можете сами. Соответственно, если должник одним кредиторам должен деньги, другим — ценные бумаги, то одно соглашение между всеми кредиторами заключено быть не может. Заключается два соглашения: одно между кредиторами, претендующими на уплату им денег, другое — между кредиторами, претендующими на ценные бумаги.

Предоставленная возможность касается в большей степени бизнеса. Она предполагает большое количество кредиторов и скорее всего будет востребована при реализации крупных инвестиционных проектов.

По исполнению соглашения есть ряд нюансов.

Соглашение имеет обязательную силу только для кредиторов. Для должника оно необязательно, он даже может не знать о его существовании.

Суть состоит в том, что кредиторы не могут предъявлять должнику свои требования в обход заключенного соглашения. Так, кредитор не может получить исполнение с нарушением очередности погашения требований, соглашением установленной.

Если же один из кредиторов получит исполнение, идущее вразрез с условиями соглашения, он обязан передать исполненное тому кредитору, которому оно причиталось. Чтобы было понятнее, рассмотрим это положение на следующем примере.

По условиям соглашения сперва причитающуюся ему сумму денежных средств должен получить кредитор Иванов. Но первым деньги от должника получил кредитор Петров. Теперь Петров должен передать полученную сумму Иванову.

Кредитору, передавшему полученное им исполнение другому кредитору, переходит право требования последнего к должнику в соответствующей части.

Возьмем тот же пример, но расширим его.

Сумма требований Иванова — 20 000 руб.

Сумма требований Петрова — 30 000 руб.

Очередность та же, сначала Иванову, потом Петрову. Первым деньги от должника в размере 30 000 руб. получил Петров. Но поскольку соглашением установлена другая очередность, Петров передает причитающиеся Иванову 20 000 руб. Теперь получается, что требования Иванова погашены полностью, а у Петрова только частично на сумму 10 000 руб. Требование об уплате 20 000 руб. переходит к нему. Несмотря на то, что должник уплатил 30 000 руб. Петрову, а не Иванову, Петров все равно вправе требовать от должника уплаты еще 20 000 руб.

Только непонятно, как будет действовать соглашение и будет ли действовать вообще, если должник будет объявлен несостоятельным (банкротом)? На сей счет в ст. 309.1 ГК РФ ничего не говорится. Скорее всего данный вопрос будет решаться судебной практикой и, в первую очередь, Верховным Судом РФ. Сейчас можно только предположить, что соглашение все же продолжит действовать, но только в рамках одной очередности, установленной законом о банкротстве.

То есть если кредиторы попадут в разные очереди, то соглашение, как бы «делится» на части. Вот как это может быть.

У несостоятельного должника 5 кредиторов. Соглашением была установлена следующая очередность:

  1. Иванов
  2. Петров
  3. Сидоров
  4. Сергеев
  5. Михайлов

В ходе процедуры банкротства реестром требований кредиторов установлена следующая очередность:

Кредиторы первой очереди: Сергеев, Иванов

Кредитор второй очереди: Петров

Кредиторы третьей очереди: Сидоров, Михайлов

Сперва применяется очередность, установленная реестром требований кредиторов. Внутри каждой из этих очередей уже применяется очередность, прописанная в соглашении. При этом кредиторы, принадлежащие к другой реестровой очередности, не учитываются.

Получается, что требования будут удовлетворятся в следующем порядке.

Первая очередь по реестру:

  1. Иванов
  2. Сергеев

Вторая очередь по реестру:

  1. Петров

Третья очередь по реестру:

  1. Сидоров
  2. Михайлов

Но вопросы продолжают возникать и дальше. Возьмем третью очередь и представим, что у Михайлова требования обеспечены залогом.

По закону о банкротстве сперва должны быть удовлетворены требования залогового кредитора, в нашем примере, это Михайлов. Но по соглашению первым удовлетворение должен получить Сидоров.

Что приоритетнее: закон о банкротстве или соглашение, возможность заключения которого предусмотрена ГК РФ?

И вообще: можно ли в соглашение устанавливать очередность, которая в результате будет нарушать правило о преимущественном праве залогового кредитора удовлетворить свои требования из стоимости заложенного имущества даже вне рамок банкротства?

Ведь не исключена ситуация получения одним из кредиторов исполнения за счет заложенного имущества с нарушением очередности, установленной соглашением. Теперь этот кредитор должен сумму, полученную за счет продажи заложенного имущества, должен отдать другим кредиторам, которые идут в очереди раньше него? Но тогда сам смысла залога теряется. В соглашении речь идет об однородных обязательствах, но залогом обеспечивается конкретное обязательство.

Здесь пока можно только гадать. И ждать разъяснений Верховного суда РФ.

На этом все, надеюсь статья была полезна. Теперь вы знаете, как кредитору защитить свои права.

P.S. Чтобы не пропустить новые статьи, касающиеся реформы гражданского законодательства, советую получать статьи на e-mail.

С уважением, Альберт Садыков


Получай актуальные материалы по праву на свой e-mail
* Нажимая на кнопку "Подписаться", я даю согласие на рассылку и принимаю Политику конфиденциальности.
Ваши данные не разглашаются и не передаются третьим лицам для коммерческого и некоммерческого использования



правила комментирования

Комментарии WordPress
Комментарии VK, Facebook, Twitter